Что касается заработков, морякам денег прибавили

Существует такое понятие: метацентрическая высота. Чем она ниже, тем устойчивее судно. Палубный груз сместил метацентр вверх, увеличил парусность. «Будет буря — мы поспорим и помужествуем с ней», — писал Языков в начале прошлого века. Стихи, что и говорить, актуальные... Три тысячи кубов древесины в трюмах, около тысячи — на палубе.

Есть одна особенность у наших пакетов: они... мокрые. Этим определяется их цвет: он все-таки скорее оранжевый, чем желтый. Получается, что, кроме досок, мы еще везем и... воду.

— Почему так? — спрашиваю капитана.

Юрий Васильевич Дементьев, человек спортивного склада, 39 лет от роду, поясняет:

— Сухой лес возим летом.

Что касается экипажа, то это люди в годах, тертые морем и жизнью. Из двадцати семи моряков две трети разменяли четвертый десяток — для флота возраст солидный. Много архангелогородцев. Объясняется это тем, что работа на «лесах» считается престижной. Ходят такие суда, в основном, на коротком плече, иностранные компании их не фрахтуют — возраст велик: по этой же причине и в Арктику редко посылают — разве что летом, в Игарку...

Старший моторист Николай Иванович Порожников был одним из первых, с кем удалось поговорить по душам. Сказался, наверное, возраст — нас разделяло всего десять лет.

Порожников поразил меня: на ходовую вахту он выходил — в белой рубашке! Такое мог позволить только специалист высочайшего класса.

Мне доставляло истинное удовольствие наблюдать Порожникова в работе. Он, как бы не торопясь, беспрерывно передвигался по всем этажам машинного отделения. И всюду находилось для него дело. Его широкие ладони мастерового человека так и тянулись к работающему металлу!

Николай Иванович начинал еще на угольщиках, и поэтому нехитрый комфорт отдельной каюты его вполне устраивал. А я оглядывал выкрашенные масляной краской железные стены, узкий железный шкаф и примостившийся к нему пластиковый столик и думал, что в этой коробке Порожников прожил куда больше, чем в собственном доме.

Сын у Порожникова — электромеханик, окончил высшее мореходное училище, зять — штурман. Среди архангелогородцев такое не редкость. У другого моториста — Геннадия Ивановича Потапова, трое братьев — и все трое плавали.

К сожалению, подобных семей с каждым годом все меньше. «Были бы у меня сыновья — я бы их на флот не послал», — сказал Потапов.

Почему — он объяснять не стал. Да мне и без объяснений многое было ясно. Слишком часто слышал я разговоры моряков о заработках...

Часто по вечерам в кают-компании разгорались дебаты. Избирательная система, правовое государство, бригадный подряд, рок-музыка — о чем здесь только не говорили!

Судно являет собой поперечный срез общества. Есть на нем своя интеллигенция и свой рабочий класс, есть начальники всех рангов и есть подчиненные. И я, в который раз, подумал о том, что пока еще заботы «верха» и «низа» разнятся — и разнятся существенно.

И только тогда перестройка начнет давать свои реальные плоды, хотя бы в сфере нравственной, когда эти заботы сольются в думы всех и каждого о делах государственных. Пускай эти мысли будут различны — иначе и быть не может, но они будут о судьбах общества!

Что же касается заработков, то морякам в последнее время денег прибавили. Но прибавка ли это? Ведь фонд заработной платы на судне остался прежним, просто сократили численность экипажа и обязанности сокращенных распределила между теми, кто остался. Порожников, например, теперь не только моторист, но и газосварщик, Потапов — токарь...

Интенсификация труда — и за счет этого прибавка на десять—тридцать процентов, в зависимости от должности. Мизер, учитывая, что судно не только место работы, но еще и дом.

Любопытную историю поведал мне темпераментный грузин, старпом Лобжанидзе:

— Понимаете, брат у меня в Москве, двоюродный. И вот он мне говорит: много вы, моряки, денег зарабатываете, прямо ковшовой лопатой гребете. Хорошо, говорю я ему.

Ты сколько получаешь? Двести? О'кэй, будешь получать четыреста. Но с работы шесть месяцев ни шагу. Тебе в кабинете койку поставят, цветной телевизор у тебя будет. Четыре раза в день кормят, каждую неделю белье меняют. И никакой качки. Отработал — и лови кайф. Ну, как согласен? Нет, говорит, не хочу... слот v
© 2010 - 2018 Герпетофауна Волжского бассейна. Все материалы принадлежат авторам. При использовании материала ссылка на сайт обязательна.