>
Вверх

Литература по земноводным

Сурова Г.С. // Зоологический журнал, 2007. Т. 86, №9, С. 1119–1130

В лабораторных условиях изучали двигательную активность личинок cерой жабы (Bufo bufo L.) и травяной лягушки (Rana temporaria L.). Оценивали длину пути, освоенную площадь, время активности личинок, число и длительность остановок и некоторые другие параметры. Сравнивали активность одиночной особи и особи в группе при воздействии различных абиотических факторов (высокая и низкая температура, высокая кислотность, состав воды), а также активность особей, выросших в водоеме и в лаборатории. Показано, что присутствие группы конспецификов снижает все параметры активности у головастиков жабы и не изменяет или слегка повышает их у головастиков лягушки. Воздействие абиотических факторов на одиночных особей и особей в группе изменяет параметры их двигательной активности у обоих видов. Различия в двигательной активности между одиночными особями и особями в группе у головастиков жабы проявляются независимо от условий их выращивания, у головастиков лягушки эти различия менее выражены. Головастики жаб ведут себя активнее личинок лягушек: останавливаются реже и на меньшее время, между остановками проплывают большее расстояние, чаще собираются в группы. Головастики жаб активно используют поверхностный слой воды, тогда как головастики лягушек предпочитают плавать в ее толще. По-видимому, обнаруженные нами различия в двигательной активности являются видоспецифическими особенностями поведения головастиков двух изученных видов.

Кузьмин С.Л., Сато Т., Накабаяси С., Маслова И.В., Наруми Н. // Зоологический журнал, 2007. Т. 86, №8, С. 945–954

Проанализированы распространение, биотопическое распределение, размножение и развитие хоккайдского (Hynobius retardatus) и сибирского (Salamandrella keyserlingii) углозубов на о-ве Хоккайдо. Hynobius retardatus распространен почти по всему острову, встречается в основном в горах и предгорьях, S. keyserlingii – только в низинном болоте Кусиро на востоке. По характеру использования водных биотопов на Хоккайдо S. keyserlingii ведет себя как типичный лимнофил. Hynobius retardatus также является лимнофилом, но у него выражена тенденция к реофилии в форме использования проточных вод в горных ландшафтах. Эти особенности согласуются с признаками морфологии, полового поведения, размножения и развития. Обсуждаются параметры биологии H. retardatus и S. keyserlingii, характерные для лимнофильных и реофильных хвостатых земноводных, в контексте распространения этих видов на о-ве Хоккайдо.

Яковлев  А.Г., Яковлева Т.И., Бакиев А.Г., Горелов Р.А. // Известия Самарского научного центра Российской академии наук, т.17, №4(5), 2015. С. 905 - 908
 

Из  современных отложений нескольких местонахождений природного парка «Щербаковский» (Волгоградская область) изучены субрецентные костные остатки земноводных, пресмыкающихся и мелких млекопитающих.

Ручин А.Б. // Актуальные проблемы герпетологии и токсинологии: сб. статей. Вып. 6. Тольятти, 2003. С. 101 - 104.
Лада Г.А. //Вестник ТГУ, т.18, вып.6, 2013. С. 3025 - 3028
 

Изучена изменчивость внешних морфологических признаков 9 видов бесхвостых земноводных (Anura) Русской равнины. Анализируются географические, внутрипопуляционные аспекты изменчивости и половой диморфизм.

Куранова В.Н., Ярцев В.В., Крюков В.Х. // Современная герпетология. 2011.Том 11, вып. 3/4. С. 132 - 142
 

Представлены результаты исследований (2008 - 2010 гг.) популяций приморского углозуба, Salamandrella tridactyla Nikolsky, 1905, из юго-восточной части Приморья. Описываются вертикальное распределение, сезонная активность, фенология и биотопы размножения, форма кладок, а также внешние морфологические признаки вида. Приморский углозуб успешно размножается и развивается в горных водоёмах на верхней границе елово-пихтовых лесов (выше 1600 м н.у.м.). Фенологические явления в горной популяции сдвинуты на две - пять недель и характеризуются растянутостью по сравнению с популяцией из межгорной долины (225 м н.у.м.). В период размножения отмечены брачные танцы самцов, а также феномен длительного пребывания взрослых углозубов в водоёме во второй половине лета. Икряные мешки в кладках имеют спиралевидную форму. Выявлены отличия между самцами S. tridactyla и S. keyserlingii по длине гленоацетобулярного расстояния, относительной длине и высоте хвоста, а также количеству костальных борозд.

Куницын А.А. // Байкальский зоологический журнал. 2009, №2. С. 33 - 35
 

Приведены результаты исследований сибирской лягушки в дельте р. Голоустная в период 2005 - 2008 гг. Приводятся материалы по плотности населения, фенологии и морфологии сибирской лягушки (Rana amurensis Boulenger, 1876) в весенний, летний и осеннний периоды. В дельте р. Голоустная сибирская лягушка наиболее обычный вид амфибий.

Кузьмин С.Л. // Фундаментальные основы управления биологическими ресурсами. М. 2005. С. 138 - 146

Дана краткая характеристика состояния, географического распределения и использования ресурсов земноводных Российской Федерации. Отмечаемся возрастающая угроза для популяции незаконного промысла на Дальнем Востоке. Предложены меры устойчивого использования ресурсов земноводных.

Кузьмин С.Л. // Успехи современной биологии. Том 115, Вып. 2. 1995. С. 141 - 155

Проанализировано состояние проблемы глобального сокращения численности земноводных. Имеющиеся данные не позволяют однозначно решить, происходит глобальное или только региональное и локальное сокращения. Снижение численности непосредственно не связано с таксономическим, филогенетическим или экологическим положением той или иной формы, но специализированные и стснотопные формы наиболее уязвимы. Нет и какого-то одного фактора среды, который ведет к вымиранию земноводных. Однако основную рать играет нарушение местообитаний преимущественно под воздействием антропогенных и абиотических факторов. Хищничество и конкуренция играют, видимо, незначительную роль, причем хищничество искусственно интродуцированных форм в целом опаснее хищничества автохтонных форм. В ряде мест важное значение имеют загрязнение среды и коммерческий отлов. Наряду с сокращениями одних видов происходит увеличение численности других, которое может сопровождаться расширением ареала. Сокращения численности в одних частях ареала могут сопровождаться экспансией в других. Обсуждаются таксономические, географические, эволюционные и природоохранные аспекты сокращения численности земноводных, а также факторы этого процесса и перспективы его изучения.

Кузьмин С.Л. // Наука в России. Январь - февраль, 1994. С. 68 - 71

Кузьмин С.Л., Поярков Н.А., Цзен С. // Зоологический журнал, 2008, том 87, №6, с. 702 - 709
 

Проанализированы данные по молекулярной генетике 26 видов углозубых из 7 родов. Генетическая дифференциация варьирует по филетическим линиям углозубых, что, очевидно, связано с разной скоростью эволюции генома. Генетически реофильные горные углозубы, по-видимому, дифференцируются быстрее, чем морфологически. Причиной может быть сходство адаптаций к стабильной среде горных ручьев Центральной Азии, ставших рефугиями для этих реликтовых видов в условиях аридизации климата. Ranodon, Pseudohynobius, Liua и Paradactylodon признаются отдельными родами. Род Ranodon – монотипический с видом R. sibiricus, казахстанские и синьцзянские популяции которого генетически очень сходны, что свидетельствует о генетической мономорфности вида. Pseudohynobius включает номинальные виды P. flavomaculatus s. str., P. shuichengensis и несколько форм неопределенного статуса; род Liua – виды L. shihi и L. tsinpaensis. Род Paradactylodon содержит P. mustersi, P. persicus и, вероятно, P. gorganensis. Возможно, P. mustersi относится к отдельному подроду или роду, а видовой статус P. gorganensis требует подтверждения. Морфологические признаки недостаточны для выделения видов и родов реофильных углозубых, что может быть связано с параллельной эволюцией в стабильной среде горных ручьев Центральной Азии.

Корзиков В.А., Глущенко А.М., Ручин А.Б. // Соременная герпетология. 2014. Т. 14, вып. 3/4. С. 119 - 125
 

Исследована трофология пяти видов личинок бесхвостых амфибий в разных биотопах северо-запада Верхнего Поочья. Материал собран и зафиксирован в 2010, 2013, 2014 гг. Методом светлопольной микроскопии обследовано 116 экз. головастиков 5 видов бесхвостых амфибий: Pelobates fuscus, Bufo bufo, Rana arvalis, Rana temporaria, Pelophylax ridibundus. Обнаружено 45 родов из 6 отделов водорослей, представители Amoebazoa, остатки эпидермы водных высших растений, пыльца сосны, остатки низших Crustacea и Nematoda. Доминирующим отделом стал Bacillariophyta. Выяснено, что между типами биотопов, а также между видами земноводных не прослеживается определенных связей, за исключением головастиков озёрных лягушек.

Коваленко Е.Е. // Труды зоологического института АН СССР, 1986. Т. 157. С. 69 - 85
Кидов А.А., Сербинова И.А. // Принципы и способы сохранения биоразнообразия. Материалы III Всероссийской научной конференции, Йошкар-Ола, 2008. С. 145 - 146
Боркин Л.Я. и Литвинчук С.Н. // Труды Зоологического института РАН. Том 317, No 4, 2013, c. 494–541
 
В статье рассмотрены некоторые общие принципы зоогеографии. Районирование, проводимое на основе распространения разных групп животных, может приводить к получению различающихся схем. Поэтому желательно получение детально проработанного материала по разным группам, что может быть предметом сравнительной зоогеографии. Основой для выделения зоогеографических регионов должен быть анализ распространения самих животных, а не какие-либо внешние факторы. Зоогеографический статус вида должен учитывать не только его современный ареал, но и родственные связи (филогенетическое положение) в рамках более высокого таксона (группы видов, рода). С целью выявления границ Палеарктики детально анализируется распространение амфибий на севере, западе и востоке внетропической Евразии. Особое внимание уделено южной границе Палеарктики на севере Африки, в Передней Азии (Синай, Аравийский полуостров, Иран, Афганистан), в Пакистане, западных Гималаях, а также в Китае и Японии. На выделенной территории обитают 214 видов амфибий из 47 родов, принадлежащих 17 семействам и 2 отрядам. Анализуется состав фауны амфибий Палеарктики в таксономическом и зоогеографическом аспектах, её доля в мировой батрахофауне, степень эндемизма на уровне видов, родов и семейств. Обсуждается степень дифференциации родов (монотипические и другие), а также видов. Приводится описание нового рода жаб, Strauchophryne gen. nov., а также полный список видов, родов и семейств амфибий Палеарктики.
Боркин Л.Я., Безман-Мосейко О.C. и Литвинчук С.Н. // Труды Зоологического института РАН. Том 316, No 4, 2012, c. 324–343
 
В статье представлен новый подход к оценке морфологических аномалий в природных популяциях амфибий. Для различения обычной (фоновой) и массовой встречаемости предлагается принять порог в 5% аномальных особей в выборке (рекомендуемый объем выборки не менее 100 особей). Разработана система количественной оценки, которая включает три группы статистических показателей, позволяющих описать встречаемость аномальных особей и аномалий, а также разнообразие аномалий в природных популяциях. Это – встречаемость аномальных особей (Pas), встречаемость самих аномалий (A), в том числе парциальная (Ap) и относительная (Ar), спектр аномалий (Sa), в том числе индивидуальный (Sai) и общий (Sap), показатели μ и h Л.В. Животовского (1980). Анализируются также подходы к измерению сочетанности разных аномалий и перекрывания по спектру аномалий (индексы Мориситы и Чекановского–Сёренсена). Обсуждаются некоторые методические проблемы, влияющие на оценку аномалий (объем выборки, возрастные группы, классификация аномалий и синдромное проявление аномалий).
Боркин Л.Я. // Экология и фаунистика амфибий и рептилий СССР и сопред. стран. Л,1984.: 55-88.

 Маркус Вольф. Фотографии Золвин Цанкл // GEO 04/2011. С. 120 - 135

 Таинственный убийца земноводных, обнаруженный более десяти лет назад, продолжает свирепствовать, задавая науке новые загадки. Его следы ищут по всему миру.
Аднагулов Э.В., Ярцев В.В. // Вестн. Том. гос. ун-та. Биология. 2012. № 3 (19). С. 92 - 99
 

Приведены результаты полевых наблюдений за половым поведением самцов приморского углозуба Salamandrella tridactyla в окрестностях г. Хабаровска.«Брачные танцы» самцов и икрометание данного вида сходны с таковыми у сибирского углозуба. Отмечено «токование» самца на недавно отложенной кладкеикры, которому могло предшествовать осеменение. Зарегистрировано групповое осеменение кладки икры с участием девяти самцов в отсутствие самки.

Wielstra B., Litvinchuk S.N., Naumov B., Tzankov N., Arntzen J.W. // Zootaxa (2013) 3682(3): 441-453
 

We present a taxonomic revision of the crested newt Triturus karelinii sensu lato. Based on the presence of discrete nuclear DNA gene pools, deep genetic divergence of mitochondrial and nuclear DNA, and no indication of gene flow, we interpret this taxon as comprising two species: one covering the southern Caspian Sea shore, the Caucasus and the Crimea, i.e. the eastern part of the total range and another covering northern Asiatic Turkey and western Asiatic Turkey plus the south-eastern Balkan Peninsula, i.e. the central and western part of the total range. We acknowledge that the central/western species should likely be further subdivided in to a central and a western taxon, but we prefer to await a more detailed genetic analysis of the putative contact zone, positioned in northwestern Asiatic Turkey. The name T. karelinii (Strauch, 1870) applies to the eastern species as the type locality is positioned along the coast of the Gulf of Gorgan, Iran. The name T.arntzeni has been applied to the central/western species with Vrtova, Serbia as the type locality. We show that not T. karelinii sensu lato but T. macedonicus occurs at Vrtova. Hence, the name T. arntzeni Litvinchuk, Borkin, Džuki and Kalezi, 1999 (in Litvinchuk et al., 1999) is a junior synonym of T. macedonicus (Karaman, 1922) and should not be used for the central/western species. We propose the name T. ivanbureschi sp. nov. for the central/western species and provide a formal species description.

S. N. Litvinchuk, V. I. Kazakov, R. A. Pasynkova, L. J. Borkin, V. N. Kuranova, J. M. Rosanov // Russian Journal of Herpetology Vol. 17, No. 4, 2010, pp. 290 – 298
 

Tetraploid green toad, Bufo pewzowi Bedriaga, 1898 was found in Altay Republic. This is the first record of the species for Siberia and Russia in general. The distribution of diploid and tetraploid toads in Siberia and adjacent territories of eastern Kazakhstan and north-western China is outlined. Bufo pewzowi is recommended to list in the Red Data Book of Russian Federation and in regional Red Data Book of Altay Republic.

Litvinchuk S.N., Borkin L.J., Rozanov J.M., Skorinov D.V., Khalturin M.D., Dzukic G, Kalezic M.L. and Mazanaeva L.F. // Herpetologica Petropolitana. Proc. of the 12th Ord. Gen.Meeting Soc. Eur. Herpetol., August 12 – 16, 2003, St. Petersburg, 57- 60 pp.
Josh Van Buskir // Evolution, 56(2), 2002, pp. 361–370
 

The hypothesis that predator-induced defenses in anuran larvae are maintained by divergent selection across multiple predation environments has not been fully supported by empirical results. One reason may be that traits that respond slowly to environmental variation experience a fitness cost not incorporated in the standard adaptive model, due to a time lag between detecting the state of the environment and expressing the phenotypic response. I measured the rate at which behavior and morphology of Rana temporaria tadpoles change when confronted with a switch in the predation environment at two points in development. Hatchling tadpoles that had been exposed during the egg stage to Aeshna dragonfly larvae were not phenotypically different from those exposed as eggs to predator-free conditions, and both responded similarly to post-hatching predator treatments. When 25-day-old tadpoles from treatments with and without dragonflies were subjected to a switch in the environment, their activity budgets reversed completely within 24–36 h, and their body and tail shape began changing significantly within 4 days. The behavioral response was conservative: Tadpoles switched from high-risk to predator-free treatments were slower to adjust their activity. The study confirmed that behavioral traits are relatively labile and exhibit strong plasticity, but it did not reveal such a pattern at the level of individual traits: Morphological traits that developed slowly did not show the least plasticity. Thus, I found that differences in lability of traits were useful for predicting the magnitude of plasticity only for fundamentally different kinds of characters.

Jing Che, Junfeng Pang, Hui Zhao, Guan-fu Wu, Er-mi Zhao, Ya-ping Zhang // Molecular Phylogenetics and Evolution 43 (2007) 1–13
 

Phylogenetic relationships among representative species of the subfamily Raninae were investigated using approximately 2000 base pairs of DNA sequences from two mitochondrial (12S rRNA, 16S rRNA) and two nuclear (tyrosinase, rhodopsin) genes. Phylogenetic trees were reconstructed using maximum parsimony, Bayesian, and maximum likelihood analyses. Comparison between the nuclear and mitochondrial Wndings suggested that our Wnal combined data has higher resolving power than the separate data sets. The tribes Stauroini and Ranini formed a sistergroup relationship, and within Ranini, ten major clades were consistently resolved among all analyses based on the Wnal combined data, although the phylogenetic relationships among the ten clades were not well resolved. Our result refuted several previous taxonomic divisions: the genus Pseudoamolops was invalid, and the monophyly of the genera Amolops and Rana were not supported. We suggest elevating Raninae to familial status, and recognizing within the family, at least twelve genera including Staurois, Meristogenys, Clinotarsus, Amolops, Hylarana, Babina, Odorrana, Pseudorana, Rana, Lithobates, Glandirana, and Pelophylax. A broader sampling of species and data from more molecular markers are needed to conWdently resolve the phylogenetic relationships among Ranidae.

Jean-Matthieu Monnet and Michael I. Cherry //Proc. R. Soc. Lond. B (2002) 269, 2301–2307
 
Several hypotheses have been proposed to explain the direction and extent of sexual size dimorphism in anurans (in which males are usually smaller than females) as a result of sexual selection. Here, we present an analysis to test the hypothesis that sexual dimorphism in anurans is largely a function of differences between the sexes in life-history strategies. Morphological and demographic data for anurans were collected from the literature, and the mean size and age in each sex were calculated for 51 populations, across 30 species and eight genera. Comparisons across 14 Rana species, eight Bufo species and across the genera showed a highly significant relationship between size dimorphism, measured using the female–male size ratio, and mean female–male age difference. A comparison of a subset of 17 of these species for which phylogenetic information was available, using the method of independent contrasts, yielded a similar result. These results indicate that most of the variation in size dimorphism in the anura can be explained in terms of differences in the age structure between the sexes in breeding populations. If sexual selection has an effect on size dimorphism in anurans, it is likely to be only a secondary one.
 
Страница 1 из 2
 

Please publish modules in offcanvas position.