>
Вверх

Бурые лягушки Rana arvalis и Rana temporaria

Северцова Е.А., Кормилицин А.А., Северцов А.С. // Зоологический журнал, 2015, том 94, № 2, с. 192–202

Исследования нерестовых водоемов города Москвы показали, что городские популяции травяной (Rana temporaria) и остромордой (R. arvalis) лягушек в сравнении с загородными популяциями, малочисленны и особи в них ведут скрытный образ жизни. Отмеченное увеличение плодовитости самок из нескольких популяций г. Москвы может сопровождаться либо уменьшением, либо сохранением диаметра икринок при сравнении с тем же показателем для загородных популяций. Те популяции, в которых самки продуцировали много мелких яиц, вымерли в течение периода исследований. Наиболее благополучными являются те городские популяции бурых лягушек, в которых кладки содержали икринки разного размера. Мы рассматриваем формирование таких кладок, как стратегию bet-hedging, способствующую компенсации смертности в неблагоприятных и изменчивых условиях среды.

Кутенков А. П. // Принципы экологии. 2017. № 1. С. 4–51.
 

Широко распространенные травяная и остромордая лягушки имеют обширную зону симпатрии. Внутри этой области наблюдается заметное экологическое разобщение видов при использовании жизненного пространства; эта специфика прослеживается и за ее пределами. Травяная лягушка придерживается пересеченной местности с постоянными и временными водотоками, разнообразными малыми водоемами. Вид избегает обширных заболоченных или подверженных широким разливам территорий. Распространению сопутствуют лесные или кустарниковые растительные сообщества. Населенные остромордой лягушкой ландшафты обязательно включают плоские пространства, в той или иной степени заболоченные, с мелкими стоячими водоемами. Древесная и кустарниковая растительность может отсутствовать. Наличием указанных «коренных» ландшафтов определяется географическое распространение исследованных видов.

Яковлев В.А. // Экология и систематика амфибий и рептилий. Труды Зоологического института АН СССР,  т. 89. Л., Зоологический институт АН СССР, 1979, с. 109 - 117
 

В 1972 - 1977 гг. велись наблюдения за размножением остромордой лягушки (Rana arvalis Nilsson) в Алтайском заповеднике. Отмечены различия в сроках весеннего пробуждения и начала периода размножения при одинаковой продолжительности последнего в разных районах, а также различия в сроках, развития икры и личинок. В популяциях R. arvalis, обитающих в различных районах Алтайского заповедника, наблюдаются заметные различия в сроках размножения. Однко продолжительность периода размножения (с момента откладки первого комка икры до времени выхода первых лягушат) остается неизменной. Число кладок в высокогорных водоемах (1660 м н.у.м) меньше, чем в водоемах умеренных высот (495 м), количество икринок в кладках в среднем одинаково. В плотных популяциях личинок наблюдается замедление темпов роста и развития независимо от абсолютной высоты местности. Закончившие метаморфоз лягушата в популяциях с высокой плотностью имеют меньшие размеры и вес.

Черданцева Е.М., Черданцев В.Г., Ляпков С.М. // Зологический журнал. 2007, т. 86, №3. С. 329 - 339
 

В опыте, поставленном в нерестовом водоеме (Подмосковье, 1990–1991 гг.), без нарушения природных условий водной фазы жизненного цикла, из крупных яиц остромордой лягушки, Rana arvalis, развивались более крупные, а из мелких – более мелкие сеголетки. Положительная связь длины тела с размером яиц сохранялась, несмотря на различную плотность населения головастиков в 1990 и 1991 гг., а продолжительность развития от стадии бластулы до завершения метаморфоза не зависела от размера икры. Размеры сеголеток, вышедших из крупных яиц, не зависели от продолжительности развития, а у сеголеток из мелких яиц темпы роста и развития имели отрицательную связь. У особей из крупных яиц плотностно зависимая гибель в водной фазе развития ниже, а изменчивость размеров сеголеток меньше, чем у особей, развивающихся из мелких яиц. Тем самым возникает возможность негенетического воспроизведения размерных различий между крупными и мелкими особями на каждой из стадий их жизненного цикла, основанного на положительной связи размера яиц, темпов роста головастиков и сеголеток, размера самок и, наконец, размера откладываемых ими яиц. В то же время, возможность перераспределения ресурса между развитием и ростом делает онтогенез сеголеток, развивающихся из мелких яиц, более пластичным и менее зависящим от размера яйца, т.е. расширяет их норму реакции. Расширение нормы реакции онтогенеза противодействует генетической ассимиляции негенетического воспроизведения размерных различий, что является одной из причин эволюционной устойчивости размеров организма.

Файзулин А.И., Зарипова Ф.Ф., Кузовенко А.Е. // Вестник ТГУ, т.18, вып.6, 2013. С. 3025 - 3028
 

Проанализированы особенности полиморфизма по признакам рисунка окраски спины остромордой лягушки Rana arvalis в 12 локалитетах Приволжского федерального округа. Выявлено возрастание доли полосатых особей (морфа striata) и снижение фенотипического разнообразия от Поволжья к Зауралью. Установлено, что в большинстве трансформированных местообитаний отмечается снижение показателя разнообразия полиморфизма.

Утешев В.К., Кидов А.А., Каурова С.А., Шишова Н.В., Мельникова Е.В., Ковалев А.В. // Вестник ТГУ, т.18, вып.6, 2013. С. 3025 - 3028
 

Изучение характеристик уринальной спермы амфибий является актуальной задачей в связи с возросшим интересом к проблемам криоконсервации геномов животных и, в частности, к проблемам криобанкирования уринальной спермы земноводных. В данном исследовании проведен сравнительный анализ показателей уринальной спермы трех видов палеарктических бурых лягушек: травяной Rana temporaria, остромордой R. arvalis и гирканской R. macrocnemis pseudodalmatina. Показано, что по таким характеристикам, как концентрация сперматозоидов в уринальной сперме, общее количество сперматозоидов в образцах спермы и длительность жизни сперматозоидов, травяная лягушка достоверно отличается от лягушек остромордой и гирканской. Поскольку успешность криоконсервации уринальной спермы амфибий зависит от ее вышеперечисленных показателей, данное исследование будет полезным при создании методов криоконсервации уринальной спермы палеарктических бурых лягушек.

Трубецкая  Е.А. // Животные  в  условиях антропогенного ландшафта. Сб. науч. трудов. Екатеринбург, УрО РАН. 1992. с. 21 - 28
Северцова Е.А., Северцов А.С. // Биоразнообразие и роль зооценоза в естественных и антропогенных экосистемах: мат-лы II международной научной конференции. Днепропетровск, 2003. С. 251 - 252.
Северцов А. Г., Сурова Г. С. // Земноводные и пресмыкающиеся Московской области. – М.: Наука, 1989. – С. 110–120.
С.М. Ляпков , М.Б. Корнилова, И.А. Сербинова, Е.В. Корзун, Р.В. Новицкий // Современная герпетология. 2009. Том 9, вып. 3/4. С.
 

Сравнение характеристик жизненного цикла было проведено между 4-мя популяциями травяной лягушки и 4-мя популяциями остромордой лягушки, местообитания которых расположены по градиенту снижения длительности сезона активности, с юго-запада на северо-восток в восточноевропейской части их ареалов. У обоих видов в центральной и северной популяциях предметаморфозное развитие в одинаковых лабораторных условиях проходит ускоренно и может даже приводить к меньшей длине тела по завершении метаморфоза. Межпопуляционная изменчивость скорости роста и развития направлена против градиента условий среды и, очевидно, обусловлена отбором, который должен оказывать более сильное влияние на скорость предметаморфозного роста, а у травяной лягушки – также и на длину тела по завершении метаморфоза. У обоих видов выявлены две стратегии личиночного роста и развития: особи из южных популяций не только дольше развиваются до метаморфоза, но и вырастают более крупными (даже проигрывая в скорости роста), а особи из северных популяций минимизируют длительность предметаморфозного развития, иногда в ущерб достигнутым ко времени выхода на сушу размерам. В лабораторных условиях особи каждого вида из северной популяции росли после завершения метаморфоза существенно медленнее и ко времени ухода в первую зимовку были мельче, чем особи из обеих южных популяций. Следовательно, у обоих видов межпопуляционные различия в росте в этот период постметаморфозного роста обусловлены генетически, и при этом изменчивость была направлена по градиенту условий среды. У остромордой лягушки наибольшей длиной тела перед 2-й зимовкой характеризовались особи обеих южных популяций. После 2-й зимовки и далее, вплоть до 5-й зимовки, самые крупные размеры наблюдались у особей одной из этих популяций. Самые мелкие размеры в каждом из возрастов были у особей северной популяции. Согласно ретроспективной оценке по данным скелетохронологии, наибольшая длина тела перед 1-й зимовкой была у особей двух южных популяций, и это преимущество сохранялось у них до 2-й зимовки. У травяной лягушки наибольшими размерами перед 2-й зимовкой характеризовались особи одной южной и центральной популяций. Позднее, как и в случае остромордой лягушки, самый быстрый рост наблюдался у особей южной популяции. Согласно ретроспективной оценке, наибольшими размерами перед 1-й зимовкой характеризовались особи обеих южных популяций. Однако межпопуляционная изменчивость скорости ежегодных приростов у обоих видов была направлена против градиента условий среды и противоположна межпопуляционным различиям по длине тела в каждом из возрастов. Максимальное среднее значение скорости прироста до 1-й зимовки (и последующих зимовок) было у самцов и самок северной популяции, несколько меньшее – у особей центральной популяции, от которых заметно отставали особи двух южных популяций.

С. М. Ляпков, В. Г. Черданцев, Е. М. Черданцева // Журнал общей биологии, 2010, том 71, № 3, с. 241-262
 

В течение многих лет исследовали размерно-возрастной состав и морфологические характеристи­ки самцов и самок нескольких локальных популяций из южной части ареала остромордой лягушки (Украина) и сравнивали их с аналогичными данными, полученными ранее для самцов и самок из одной подмосковной популяции. Несмотря на близкое расстояние между местообитаниями этих локальных популяций (не более 40 км), между ними были выявлены достоверные различия как по средней длине тела, так и по возрасту, причем в большинстве популяций эти характеристики были меньше значений, наблюдаемых в популяции Московской области (Звенигородская биостанция МГУ – ЗБС). В целом в южных популяциях доля самок, впервые размножающихся уже после вто­рой зимовки, выше, чем у самцов, доля 2-летних половозрелых особей каждого пола существенно выше, а доля старших возрастов ниже, чем в популяции ЗБС. Такая географическая изменчивость в возрастном составе обусловливает достоверно меньшие средние значения возраста и длины тела особей южных популяций. Несмотря на более длительный сезон активности в южных популяциях, темпы роста 2- и 3-летних особей ниже, и лишь в возрасте 4 лет они становятся крупнее, чем в по­пуляции ЗБС. Эти различия связаны с более высокими репродуктивными тратами не только самок, но самцов южных популяций. Наиболее сильные половые различия по морфологическим призна­кам выявляются по длине голени и бедра, абсолютные и относительные значения которых больше у самцов южных популяций, а также у особей каждого пола в сравнении с популяцией ЗБС. По­ловые различия по совокупности абсолютных и относительных значений признаков в популяции ЗБС сильнее, чем в южных популяциях. Выявленная в популяции ЗБС направленность полового диморфизма (самцы крупнее самок) в южных популяциях сохраняется, а его выраженность уси­ливается. Географические размерные различия между самками оказываются сильнее, чем между самцами, что соответствует более сильным размерным половым различиям в южных популяциях. Причиной такого изменения выраженности полового диморфизма является различие в репродук­тивных стратегиях: в популяции ЗБС средний возраст размножающихся впервые самцов ниже, чем у самок, а в южных популяциях самцы размножаются впервые в более старшем возрасте, чем самки (и соответственно при более крупных размерах), что обеспечивает им больший репродук­тивный успех.

Рыжов М.К., Ручин А.Б. // Биологические науки Казахстана, 2007. №3. С. 33 - 39
 

Статья  начинает  цикл  работ по  биологии  остромордой  лягушки Rana arvalis  в Мордовии. Этот вид зарегистрирован в 151 кадастровой точке, относящейся к 23 административным районам. Это многочисленный вид сухопутных амфибий. Вне периода размножения она обитает на суше,  населяет  заросшие  овраги,  влажные  балки,  берега  рек  и  озер. Часто  встречается  в  ландшафтах, измененных человеком. Предпочитает поймы рек, леса с различной влажностью (осинники, смешанные леса). В меньшем количестве она встречается в лесах, расположенных на террасе. В массе обитает в различных населенных пунктах, на огородах, в садах и парках.

Ручин А.Б., Алексеев С.К., Корзиков В.А. // Современная герпетология. 2013. Том 13, вып. 3/4. С. 122 – 129
 

Трофический спектр Rana arvalis и R. temporaria состоял из представителей трех типов беспозвоночных (Annelida, Mollusca, Arthropoda). В условиях четырех  синтопичных  сообществ у бурых лягушек в пище всегда встречались такие беспозвоночные, как пауки, клопы, имаго жужелиц, личинки бабочек, имаго долгоножек. Перекрывание трофических спектров бурых лягушек сильно варьировало в зависимости от биотопа. В условиях липняка, сосняка и пойменного луга индекс Мориситы составлял 74 – 82%. Наименьшим индексом характеризовались спектры питания в ельнике. С возрастом наблюдается уменьшение перекрывания трофических спектров у бурых лягушек.

Ручин А.Б., Алексеев С.К. // Современная герпетология. 2009. Том 9, вып. 1/2. С. 65– 69
 

Изучен спектр питания разновозрастных  групп травяной лягушки Rana temporaria, обитающей в широколиственном лесу Калужской области. Установлено, что с увеличением размеров лягушек в их  пищевом  рационе  увеличивается  встречаемость  и  относительное  количество Opiliones, Tipulidae и Carabidae. В пище мелких лягушек преобладают небольшие по размеру беспозвоночные (Gastropoda, Aranei, Acarina, Collembola и др.). У лягушек  средних размеров основная часть пищевого комка состояла из Oligochaeta, Gastropoda, Isopoda, Aranei и др. Зависимость числа объектов в пищевом комке лягушек от длины тела потребителей выражается слабой прямой корреляцией (r = 0.273).

Ручин А.Б., Алексеев С.К. // Современная герпетология. 2008. Том 8, вып. 1. С. 62 – 66
 

Изучение питания травяной лягушки основано на анализе проб содержимого желудков, собранных в разных типах леса (широколиственный лес, ельник, черноольшаник и сосняк) в  Калужской области с мая по август в 1995 – 1997 гг. Выявлено, что пищевой комок состоял из представителей только трех типов беспозвоночных (Annelida, Mollusca, Arthropoda), среди  которых  основное  место  в  питании  занимали  членистоногие.  При  этом  трофический спектр  слагали  несколько  групп  беспозвоночных:  пауки,  жужелицы,  стафилиниды,  перепончатокрылые, личинки бабочек и двукрылые. Наиболее часто травяная лягушка потребляла беспозвоночных наземного и травянистого яруса.

Ручин А.Б. // Труды Мордовского государственного природного заповедника имени П. Г. Смидовича. Вып. 14. Саранск; Пушта, 2015. С. 344 - 358
 

В  статье обобщены литературные и собственные оригинальные сведения о биологии и экологии травяной лягушки из Республики Мордовия. Приведены морфологические параметры, освещены вопросы распространения, активности, питания и паразитов этого вида в пределах республики.

Ручин А.Б. // Мир науки, культуры, образования. № 1 (44) 2014. С. 387 - 391
 

Трофический спектр Rana temporariaв пределах Мордовии состоял из представителей трех типов беспозвоночных (Annelida, Mollusca, Arthropoda). По относительному количеству  в диете преобладали жесткокрылые (в большей степени жужелицы), моллюски и гусеницы бабочек.

Ручин А.Б. // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук №01 (48), январь 2013, С. 24 - 26.
 

Изучен спектр питания разновозрастных групп травяной лягушки Rana temporaria в пойменных лугах. Основу питания составляю членистоногие. Остальные объекты встречались в пищевом комке в незначительных количествах. Позвоночные в пище не были зарегистрированы. Размеры объектов и пищевом комке от 5 до 10 мм.

Ручин А.Б., Рыжов М.К. // Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики. Мат. межд. науч. конф. Тольятти 2004. с. 221- 226
Ручин А.Б., Лукиянов С.В., Рыжов М.К., Чихляев И.В. // Биологические науки Казахстана, 2008. №2. С. 24 - 33
 

Приводятся сведения о некоторых аспектах биологии остромордой лягушки Rana arvalis в Мордовии (бассейн  Волги). Период  сезонной  активности  составляет  от 158  до 188  дней (в среднем 172.6 дня). Для размножения остромордая лягушка в республике использует самые различные водоемы (лужи, низины с талой водой, пруды, озера, карьеры, мелиоративные канавы и др.). Во время нереста более крупные самцы предпочитают крупных самок (r = 0.703). Плодовитость колеблется в широких пределах (от 818 до 2820 икринок). Активность вида в Мордовии сумеречная. Питание лягушки в отдельных биотопах различалось. Во всех стациях в пище присутствовало (в  разном  количестве) несколько  групп  беспозвоночных:  пауки, имаго жужелиц  и стафилинов, личинки бабочек и различные виды мух (имел место случай каннибализма).

Ручин А.Б. // Мордовский заповедник, №2. 2012. С. 24 - 27
Ручин А.Б. // Зоологический журнал, 2004. том 83, № 12, с. 1463-1467
 

В лабораторных опытах повышение температуры (25°С) ускоряло личиночное развитие травяной  лягушки, а повышение освещенности (в ряду 0, 100, 2500 лк) увеличивало размеры головастиков.  Смертность личинок до наступления метаморфоза больше при высокой температуре и нулевой освещенности. Крупные сеголетки появлялись при температуре 21°С и освещенности 100 и 2500 лк. Предполагаются возможные механизмы  гормональных процессов, контролирующих изученные характеристики.

Ручин А.Б. // Известия АН. Серия биологическая, 2003. № 5, с. 582-585
 

В экспериментах выявлено ускорение роста и развития личинок травяной лягушки при коротковолновом освещении. В то же время наибольшие линейно-весовые показатели сеголеток получены в желтом и зеленом свете и наименьшие – в синем. Вариабельность личинок во всех монохроматических режимах уменьшалась. Красная часть спектра индифферентна в отношении роста и развития как головастиков, так и сеголеток.

Пузанченко Ю.Г., Кузьмин С.Л., Сандлерский Р.Б. // Журнал общей биологии. 2011. Том 72. № 5. с. 339-354 
 

Рассмотрен количественный метод анализа "точечных" ареалов видов, обеспечивающий интерполяцию распространения вида на всю территорию на основе его отношения к переменным климата и рельефа. Показано, что применение классических статистических методов интерполяции не корректно. Предложенный подход основывается на отображении по "точкам" обнаружения видоспецифичных отношении к внешним переменным и их интерполяции на всю территорию. Основным методом для решения этой задачи является факторный анализ. В рамках анализа рассматриваются методы количественного отображения отношения вида к конкретным переменным климата и рельефа. Эффективность анализа демонстрируется на примере трех видов бурых лягушек: Rаnа temporaria, R. arvalis и R. amurensis

Мисюра А.Н., Марченковская А.А. // Биоразнообразие и роль зооценоза в естественных и антропогенных экосистемах: мат-лы II международной научной конференции. Днепропетровск, 2003. - С. 228 - 229.
 
Страница 1 из 4